ТЭК — «локомотив» экономики или ее тормоз?

По всей России 8 800 707-75-89
Санкт-Петербург +7 (812) 611-25-89

Долгие годы сравнительная простота добычи углеводородов позволяла не особенно заботиться об энергетической эффективности хозяйства.

Распахнутые настежь двери домов в зимние холода, изношенные трубопроводы горячего водоснабжения, применение сверхзатратных с точки зрения энергии технологий — список может быть продолжен до бесконечнос­ти. Но сегодня наступили совсем другие времена.

Обвальное падение мировых цен на энергоносители во многом лишает Россию пространства для финансовых маневров. Нефтегазовая индустрия, крупнейшая отрасль экономики, сама испытывает огромные трудности в связи с сокращением выручки от экспорта.

Экономические потрясения, совпавшие по времени с глубоким структурным кризисом «нефтянки», связанным с настоятельной необходимостью гигантских капиталовложений, не оставляют надежд на «смягчение» условий игры на энергетическом рынке. Наоборот, следует ожидать роста тарифов и цен на топливо, причем его «потолок» сейчас не сможет указать никто.

Мало утешительного и в состоянии энерговырабатывающих мощностей, производственный аппарат которых в угрожающем большинстве изношен до предела. Так, в 2010-2015 гг. выработают свой расчетный ресурс и должны быть демонтированы атомные электростанции, построенные в 70-80-x годах прошлого века и обеспечивавшие 16% общей выработки электроэнергии (в европейской части России — до 30%). При нынешних темпах ввода новых энергоблоков АЭС к 2030 году ядерная энергетика России может прекратить свое существование. Если дело таким образом обстоит с высокотехнологичными отраслями, то что же происходит с традиционными тепловыми станциями?

Проблема нарастающего дефицита мощностей усугубляется крайне низким уровнем энергосбережения, практически не изменившимся еще с советских времен.

Россия до сих пор опровергает закон повышающейся энергоэффективности, утверждающий, что с повышением уровня экономического развития снижается энергоемкость ВВП. До сих пор этот показатель в России по меньшей мере в 2 раза превышает аналогичный американский индекс, являющийся одним из ключевых макроэкономических показателей. Хуже того — с 1990 года затраты газа (газоемкость) и электроэнергии ­(электроемкость) на ­производство 1 рубля ВВП возросли соответственно в 1,6 и 1,3 раза.

Обвальное падение цен на нефть может, тем не менее, «подтолк­нуть» изменение структуры потребления энергоносителей в мировом масштабе.

И все же путь к реальному экономическому росту пролегает только через повышение энергоэффективности, и вариантов нет. Основная проблема заключается в сопротивлении, порождаемом инерт­ностью «естественно» монополизированных и низкоэффективных сфер деятельности: электроэнергетики и жилищно-коммунального комплекса. Сегодня реализуется не более 2–5% потенциала повышения энергоэффективности, а рецепт решения на все один — повышение тарифов, причем достаточно огульное, при котором никакой выгоды от экономии энергоресурсов потребители практически не получают!
При сохранении существующего порядка о значительном росте ВВП (не говоря уже о пресловутом его «удвоении») речь идти не может. Приведем некоторые цифры. Экспорт топливно-энергетических ресурсов из России колеблется на уровне около 600 млн. тонн условного топлива (тут). Внутреннее потребление сейчас составляет 900 млн. тут, и задолго до 2020 года экономика России может переключиться на режим импорта топливных ресурсов!

К сожалению, без целенаправленной политики и поддержки государства энергоемкость экономичес­ких субъектов может снижаться не больше чем на 2–3% в год, причем в «автоматическом» режиме (благодаря частной инициативе). Масштабно этот процесс может включиться при условии формирования развитой системы конкуренции поставщиков энергоносителей. Конечно, далеко не все может решаться только административно-правовыми актами.

Еще один ресурс повышения энергоэффектив­нос­ти — социальные нововведения и изменения в самой структуре потребностей в энергии. Сегодняшние механизмы мотивации подталкивают к формированию ресурсоемких структур потребления и производства. Реформы, побуждающие к изменению поведения отдельных лиц и организаций, изменению процессов принятия решений в таких областях как энергетическая, жилищная и транспортная политика могут заметно расширить спектр возможных решений.

Но пока до общегосударственной программы далеко. Фактически остается единственный путь — децентрализация энерго- и теплоснабжения. Конечно, просто «отвязаться» от централизованных сетей не удастся без серьезных на то оснований. Но снизить присущие муниципальным сетям потери, покрыть пиковые нагрузки за счет собственного оборудования, иметь резервные системы — все это вполне доступно и сегодня.

© 1997 — 2021
FAS